Художник Йозеф де Брай (Joseph de Bray (? - 1664)) "Похвала селедке"

Селёдка в Европе

До конца XIV в. селёдку не считали пищей, достойной порядочных людей. Её не жаловали из-за тяжёлого запаха прогоркшего рыбьего жира и неприятного горького вкуса. Это была еда нищих и монахов, смирявших свою гордыню и умерщвлявших плоть. Король Людовик IX Святой посылал ее в качестве милостыни в колонии прокажённых. Словом, селёдкой питались люди, либо добровольно отвергшие все земные удовольствия, либо не имевшие возможности насладиться вкусной едой и кое-как поддерживавшие свои силы тем, от чего отворачивались более удачливые.

Покупать такую рыбу охотников находилось немного, а потому и ловили её не очень охотно. Рыбаки, обнаружив косяк сельди, забрасывать сети не спешили. Лов её начинали только тогда, когда в море уже ничего кроме селёдки, шедшей в начале лета к берегу, поймать было невозможно.

Так продолжалось до тех пор, пока голландскому рыбаку Виллему Якобу Бейкельсу, жившему в прибрежной деревне Биерфлинт, не пришла в голову идея, полностью изменившая положение вещей. Бейкельс перед засолкой стал удалять у селёдки жабры, которые придавали ей горечь. В этом деле он достиг совершенства и даже изобрёл способ удалять их одним движением ножа. Подготовленную таким образом рыбу Бейкельс укладывал в бочки аккуратно, слоями, чтобы рыба «не душилась», и равномерно пересыпал солью каждый слой. Делал он все это прямо в море, едва выловив рыбу, и пока судно шло к берегу, рыба солилась в бочках на его борту.

Прежде никому и в голову не приходило столько возиться с такой дрянью, как селёдка! Тем больше удивились соседи Бейкельса, когда в результате этих манипуляций у их односельчанина получилось нечто, что язык не поворачивался назвать «селёдкой», в те времена бывшей символом всего грязного и вонючего. Вкусная, аппетитно пахнущая жирная рыбка, которая буквально таяла во рту. И запивать ее пивком было необычайно приятно. Так, в конце 1380-х гг., жители приморской деревни первыми познали истинный вкус селёдки.

Через несколько лет, в 1390 г., после летнего лова селёдку, засоленную новым способом, впервые вывезли в большие города Голландии, где она покорила всех. А спустя лишь три года этот «новый продукт» признали уже во всей Голландии. С этого начался настоящий селёдочный бум, который не прекращается и поныне.

Слава голландской селёдки быстро вышла за пределы страны и распространилась по всей Европе. Спрос на «рыбу нищих» вырос невероятно, и оборотистые голландские купцы немедленно стали вкладывать деньги в организацию лова. Был построен целый «сельдяной флот» рыбацких лодок и кораблей, приспособленных специально для лова и засолки сельди. Естественно, расцвело кораблестроение, возникли новые верфи – на них строили не только рыбацкие суда, но и большие купеческие, караваны которых вывозили селёдку в другие страны, и военные корабли для сопровождения этих караванов.

Секрет производства сельди голландцы берегли свято и, не имея конкурентов, диктовали свои цены на деликатес, без которого уже был немыслим стол любого королевского двора Европы. Морская торговля невероятно обогатила голландцев и благодаря своему «малосольному золоту» Голландия быстро вышла в число самых развитых стран, стала великой морской державой.

Конечно, сам Бейкельс и не предполагал, чем обернётся его желание приспособить «бросовый продукт» к делу. Он не дожил до настоящего «большого бума» и умер в 1397 г., всего через несколько лет после того, как его селёдку попробовали сами голландцы. Но хоронили его с большими почестями, и могила его сохранялась.

Имя Бейкельса осталось не только в памяти народной, его запечатлели в государственных хрониках, и поклониться праху Виллема приезжали коронованные особы. Первыми из монархов дорожку на кладбище Биерфлинта проторили император Карл V и его сестра Мария, королева венгерская. Венценосные брат и сестра были заядлыми любителями селёдки и в 1556 г. посетили могилу человека, подарившего им такую радость в жизни. Воздавая должное покойному, Их Величества изволили помолиться на могиле Бейкельса об упокоении его души, а после произнесли благодарственную речь в его честь.

Традиции в деле лова и продажи селёдки соблюдаются по-прежнему – это неотъемлемая часть истории Нидерландов. Открытие сезона лова, которое является национальным праздником, совмещающим и фольклорный фестиваль, и спортивное состязание, и бизнес, превращается в событие европейского масштаба. Ему посвящаются материалы телевидения и радио. Сообщения о подготовке к выходу на лов и прогнозы будущих уловов помещаются в газетах.

Как и века назад, суда рыбаков, взяв запас соли и бочек, выходят в море в мае, когда селёдка особенно жирна. Лов идёт до тех пор, пока все бочки не будут заполнены. После этого суда наперегонки спешат в берегу – начинается настоящая гонка. Там, в порту, уже волнуется огромная толпа, следящая за этой рыбацкой регатой.

Призом для капитана и команды судна, пришедшего первым к причалу, служат честь и выгода. Именно из улова этого судна первый бочонок сельдей будет торжественно поднесён в дар самой королеве Нидерландов. А это, согласитесь, большая честь – иметь возможность сказать: «Королева кушает мою селёдку!»

Второй бочонок продают с аукциона и за него порою платят сумасшедшие деньги. Покупателю такого бочонка выдаётся сертификат, удостоверяющий факт покупки самого первого бочонка голландской сельди в этом году. Эта грамота, помещённая в рамочку, обычно вывешивается на почётном месте в доме и служит главным украшением гостиной или кабинета победителя аукциона. Иметь такой диплом очень престижно: он показывает, что хозяин дома «может себе позволить». Золотые запонки с бриллиантами и шикарное авто есть у многих, а вот такое свидетельство может получить только один человек в году. Обладатель реликвии устраивает праздник, на котором главное блюдо, конечно же, селёдка из того самого «заветного бочонка».

Впрочем, не один этот «счастливчик» широко празднует начало сезона лова селёдки. Богатые голландцы и приезжие гурманы в считанные минуты раскупают улов первого дня, и по всей стране начинается череда селёдочных банкетов, на которые обычно съезжается весь голландский бомонд, а также высокопоставленные гости из разных стран.

Те, кому подобные утехи не по карману, тоже без селедки не остаются: круглый год ее продают всюду. Но в начале лета спрос на нее особенно возрастает благодаря туристам, специально приехавшим в Голландию полакомиться настоящей «маатьесхарен» – так называется это блюдо. На набережных Амстердама и Гааги огромное число лоточников продают малосольную селедку и все, что к ней полагается. Продавцы в национальных костюмах прямо на глазах покупателя выхватывают из ведра с мутным рассолом лоснящуюся от жира рыбу, с необыкновенной сноровистостью сдирают с нее шкуру, отделят мясо от костей и уже через минуту подают чистое филе малосольной сельди.

По традиции, восходящей едва ли не ко временам Бейкельса, его следует есть особым способом: взяв филе пальцами за ту часть, что ближе к хвосту, его обмакивают в тарелку с мелко нарезанным лучком и весь кусок целиком опускают в рот. Заедают селёдку серым голландским хлебом. Знатоки утверждают, что перед этой процедурой хорошо бы выпить водки. Впрочем, есть мнение, что лучше запивать особым сортом пива, но это уже дело вкуса. Судя по набору ингредиентов, главное после этого праздника чревоугодия – не приставать с поцелуями к людям, чьим расположением вы дорожите.

Источник

Желающие поддержать наш сайт могут это сделать, переведя посильную сумму на счёт Правозащитного центра “Китеж”. Центр находится в списке льготников, поэтому с пожертвований возвращается подоходный налог.

MTÜ INIMÕIGUSTE KAITSE KESKUS KITEZH

EE332200221063236182

Пояснение: annetus

Стоит прочитать!

Елена Кондратьева-Сальгеро: “Ура, мы ломим, гнётся Путин!”

Главное оружие в этой войне - оголтелая, густопсовая, местами свирепая ложь.

Один комментарий

  1. Знаменитый натюрморт Йозефа де Брая (?–1664) «Похвала селедке» организован вокруг воспроизведения стихотворного гимна Якоба Вестербана (1633)

    Похвала селедке

    Соленая селедка чистая,
    Жирная, толстая и длинная,
    Уже без головы,
    Аккуратно разрезанная вдоль живота и спины,
    Со снятой кожей.
    Внутренности вынуты,
    Сырые или жареные на огне, —
    Не забывать при этом о луке, —
    И прежде чем вечером поздно
    Отправилось на покой солнце,
    Съеденные голодным.
    И к этому кусок,
    Такой же величины, как крестьянский хлеб,
    Ржаного хлеба съеден.
    Хорошее лекарство
    Териак не может
    Столь достойным похвалы быть.
    Глоточек, он очень хорош затем,
    Бредского или харлемского пива
    Или из делфтских кабаков,
    Он делает глотку
    Снова подходящей, гладкой и скользкой,
    Чтобы утром опять напиться.
    И если тебе чертовски плохо
    И ты с открытой пастью, зевая, слоняешься,
    Он снова может тебя сделать свеженьким и веселым.
    И излечить от катаров,
    Что от головы идут
    И на грудь и зубы переходят.
    И помогает как следует писать,
    И (с вашего позволения) вовремя какать,
    И ветрам он не дает покоя,
    Которые требуют еды и питья.
    Как и может быть по-другому,
    Когда тому, кто с охотой ест соленую селедку,
    Гораздо лучше, чем тому,
    Кто диковинными и роскошными лакомствами
    Жадно набивает себе кишки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *