Сергей Шелепов: “Как мой отец умирал в больнице от коронавируса”

«Недостаточно быть врачом, надо ещё уметь помочь»

Бертольд Брехт

Хочу поделиться личной историей и опытом, с которым столкнулась наша семья в связи со смертью отца. Когда стало известно, что он умер, я стал фиксировать события, которые происходили до и после его смерти. Я банально стал делать заметки на телефон, разговоры с врачами и родственниками, попросил прислать переписку отца с матерью и братьями, чтобы ничего не упустить. Я никого не обвиняю и ничего не добиваюсь, я просто делюсь собственным опытом и собственными выводами.

Отец и мать проживали вместе с братом в одном доме, под одной крышей. И в один прекрасный день он сделал тест на коронавирус и он оказался положительным. Это было в начале ноября 2020 года. Отец и мать тоже, судя по всему, заболели, но теста не делали. Брат пару дней чувствовал себя не очень хорошо, в один день ему стало больно поворачивать голову, но это быстро прошло и на этом всё закончилось. Отец с матерью, обоим по 71 году, чувствовали себя гораздо хуже, не было аппетита, тошнило, но при этом они всё ещё занимались домашними делами, в какой-то момент обоим стало ещё хуже, дня 2-3 лежали, но вполне могли себя обслуживать сами. Отец кашлял довольно сильно, но при этом говорил, что не задыхается и на предложения вызвать скорую, отказывался. Ночью садился на кровать, кашель мешал спать, но на вопросы матери, говорил, что не задыхается, что может спокойно дышать. Брат, глядя на отца несмотря на то, что он противился, вызвал ему скорую помощь.

Приехала скорая, отец собрался, самостоятельно вышел и сел в машину, мама разговаривала с бригадой, они были все в защитных костюмах и масках, в общем ничто не предвещало беды.

Отца отвезли в инфекционную больницу на палдиском шоссе. Положили в отдельный закрытый бокс и никто долгое время вообще не подходил, никто ничего не говорил, никаких анализов, ничего. У него с собой был телефон, он выходил на связь, писал в ватсапе и вайбере, звонил.

Потом сказал, что сделали рентген, но результатов ему не сообщили, ему вообще ничего не говорили. Потом пришли, с его слов, два добрых молодца, и силой пытались посадить его на аппарат ИВЛ. Силой! Он конечно мог ошибаться в назначении аппаратов, возможно это была просто кислородная маска, не знаю. Говорил, что аппарат какой- то старый, маска тоже вся старая, изношенная, жаловался, что он не хочет чтобы ему насильно давали маску, что вполне естественно.

Потом папа стал паниковать и звонил всем ближайшим родственникам и говорил чтобы принимали меры, даже кричал в трубку, жаловался на врачей, говорил, что ему ничего не говорят, он хотел элементарно услышать результаты своих анализов и то, что с ним вообще происходит. Просил перевести его в другую больницу. Потом, когда к нему заходили в бокс, он звонил и просто оставлял связь включённой, где слышалось дыхание, ходили врачи, кто-то что-то говорил.

Я стал искать контакты, чтобы связаться с больницей и поговорить с врачами, но мне позвонили самому, звонил доктор Борисов, он представился, имя я не запомнил. Когда мне позвонили в первый раз, фамилию мою и отца он назвал неправильно, русский человек, русскую фамилию. Я верю, что он мог устать, тем не менее, тут не просто рядовая ситуация, люди находятся присмерти, тут необходимо быть максимально внимательным ко всему и в любое время, на то он и врач!

Он сказал, что мой отец через дверь сказал сестре мои контакты, что у отца делириум, психоз, на фоне кислородного голодания, что так бывает. Что отец у нас очень привередливый, наверное бывший военный или начальник, да, он не ошибся. Доктор говорил, что папа действительно отказывался надевать маску, что воевать они с ним не собираются, и что раз такое дело, то переводят его в другую больницу, а он лежал сначала в инфекционной, а переведут в другую больницу, региональную, она типа как самая лучшая, там больше возможностей и есть лицензия на наркоз, что придётся его положить под маску все равно, но уже под наркозом, раз такое дело. Он говорил, что они ходят как космонавты, все упакованные, и мол пациенты переживают.

Доктору вроде не будешь перечить. Надеешься, что врач лучше знает, что и как делать. Он был предельно вежлив, говорил, что у отца тяжелая история, что у него три инфаркта за плечами, аритмия, что прогнозов они не дают. На мой вопрос, а можно вот так, такого больного, сердечника, с кардиостимулятором насильно на маску, да ещё и под общим наркозом, сажать?! Да, говорил доктор, это обычная практика, что кислород у них специальный, адаптированный, увлажнённый, что им можно дышать несколько недель даже. На мой вопрос, есть ли у отца коронавирус, он ответил, что у вас же там в семье был у кого-то ковид, значит и у него есть! Вот так. Из чего следует прямой вывод, что теста на вирус ему не делали и не собирались. По крайней мере на тот момент. Доктор Борисов звонил мне несколько раз, потом я ему уже звонил после смерти.

Отца увезли в реанимацию в региональную больницу, забрали телефон, и на связь он больше не выходил.

И никуда не сходишь, не зайдешь, все закрыто, посещения запрещены. Остаётся только надежда, и уповать на не знаю что!

В информации сказали, звонить с двух до трёх, и все! Никто и ничего, тишина. Вот мама звонит, ей говорят лежит под маской, сам дышит. Досвидания. Никаких прогнозов, ничего. На следующий день тоже самое, какая та женщина звонила, вроде врач, фамилия Проммик, не знаю откуда она звонила, возможно с какого-то ковидного центра. Спрашивала про отца, что да как. Сказала ему хуже, так ещё 2-3 дня. Мама просила врача, чтобы получше приглядели, может лекарства какие- то нужны, все сделаем, лишь бы спасти. Но врач говорила, ничего не нужно, всех лечим одинаково, делаем уколы внутривенно антибиотики пенициллиновой группы. Врач была русская женщина, в выходной был мужчина, эстонец, который сказал, что сердце вряд ли выдержит. Потом маме сказали, что отца перевели на ИВЛ, что давления нет, кровяного, что вообще странно, потом еще два дня, а 25 ноября в 7 утра позвонили и сказали, что в час ночи отец умер и все.

Тела мы не видели, да и не горели желанием. Маме сказали, что надо кремировать, мол так надо, так лучше, он мол, заразный. Затем счёт выкатили на 620 евро. Но это похоронное агенство там с крематорием нарисовались.

Я звонил в информацию, звонил помощнику заведующего, juhiabi, объяснил ситуацию, просил дать мне ознакомиться с историей болезни, с эпикризом, она обещала дать официальный ответ на следующий рабочий день, то есть, в понедельник. Но никто не перезвонил! Я не удивился. Я сам звонил обратно, в среду, мне сказали, что я должен написать заявление дигитально подписанное и получу тогда выписку из дигилугу. Написал заявление в дигилугу, но там, спустя 2 недели, сообщили, что нужно официально вступить в наследство. В данном случае понятно и объяснимо.

Мама говорит, тебе ответят ,что мне ответили, большая патология с сердцем, что наверное могли бы и в кардиологию, и новую батарейку вставить в стимулятор, они это делают, но так как он с короной, то никто этим заниматься не будет, 71 год, мол, пожил. Доктор накануне за 2 дня сказала, у него нет никакого давления, т.е.сердце остановилось, мы его на ИВЛ, это на верную, как говорится, сам понимаешь.

Мама звонила семейному и спрашивала чем лечиться то, сестра говорит пейте травяные чаи, сиропчик от кашля, витамин д попейте, если хуже будет, то парацетамол. Дословно!

Вот такая грустная история

P.S. Соседка, пожилая женщина, сломала шейку бедра, отправили на восстановление в больницу Ярве, Jarve Haigla, говорит, привезли, а в больнице по уходу вообще никого нет. В коридорах все блокировано, лифты закрыты на ключ. Несколько дней и вообще никого. Потом пришёл врач, она спросила, почему не лечат, а он сказал: “Идите лучше домой”.

Стоит прочитать!

Георгий Зотов: “О пользе масок”

Помните, как прекрасно всё начиналось? Три месяца посидим под домашним арестом, а дальше наступят сплошные счастье и радость.

2 комментария

  1. При короновирусной инфекции, из за поражения рецепторов газов крови в сонной артерии, наблюдается феномен “счастливой гипоксии”. Больной чувствует себя хорошо до последнего, пока кислород в крови не достигнет критического уровня. К сожалению, пожилым пациентам трудно понять назначенея тех средств, с которыми можно постараться повысить уровень кислорода. А при обширном поражении лёгких шансов выжить очень мало даже у молодых и здоровых.
    Берегите себя и своих близких, не разносите заразу! Соблюдайте правила безопасности!

  2. Алексей

    Ужасно печальная история. Отношение к старикам в Эстонии оставляет желать лучше. 71 год человеку это не причина чтобы плохо лечить или не лечить совсем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *