Станислав Калинин: “Вакцинный Спрут”

Когда я решил написать этот небольшой очерк, я сам отчасти находился под своего рода “обаянием” обсуждений, которые исследуют якобы новый мировой порядок и то, как он будет складываться. Еще бы – ведь этим занимались, особенно в 2020, многие видные историки. Историки тоже люди, они тоже попадают под “обаяние” флера глобальности и тотальности. Однако эта глобальность и тотальность нам не должна ослеплять глаза и мешать видеть основные черты очень неприглядного явления, которое мы все наблюдаем и внутри которого, мы по сути находимся, и потому, видимо, и не видим его отличительные и смыслоопределяющие черты. Что я имею в виду?

Порой ведь правда не столь сложна, и достаточно проанализировать некоторые базовые определения явлений. Мы все сейчас озабочены одним аспектом происходящего вокруг нас общественного явления, которое давно перерасло из медикобиологического в социокультурное. Мы все понимаем, что я имею в виду, так как оно стало глобальным и стало частью ежедневно обсуждаемых тем, оно стало частью почти нашего ментального пространства, частью, и даже большей частью, информационной повестки, и это всего-то за два года! Но я самого начала интуитивно ощущал, что во всей завариваемой информационно-пропагандисткой каше есть некая червоточинка, которую замечали, конечно многие, и которая мешала мне с самого начала безропотно принять доводы “научности”,”искренней заботы” и прочего.

Сейчас эти доводы, как я наблюдаю, несколько приутихли, ибо вылезла оборотная сторона явления – как-то непозволительно много стало уходить из жизни подвергшихся “лечению”. Тон фейсбучных публикаций стал за буквально несколько недель несколько иным. И неудивительно. Ведь из всей происходящей с нами истории торчат во всем своем безобразии уши преступного синдиката.

Для начала окунемся в историю. Мафия, как мы знаем, вначале была сельским явлением, появившимся в Италии на территориях, где официальная власть Бурбонов была либо слаба, либо еще и действовала беззаконно. Вначале в виде одиночных эксцессов в виде грабежа чужестранцев, мафия как сила, которая начала делиться награбленным с местным населением, постепенно снискала его доверие, а затем и стала внедряться в структуру всего общества, занимаясь рассрочками, разрешая конфликты торговцев, затем захватила сектор торговли цитрусовыми. Более известной стала мафия как американское явление, где действовало аж 4 ответвления. Тогда мафия из вполне себе деревенского явления начала превращаться в нечто иное. Уже в Италии она показала себя как конкурент сильного тоталитарного государства Муссолини, а в Америке, где государственная власть носила несколько иной характер, мафия начала еще больше себя проявлять как сила, во-первых, противостоящая сильному государству, а во-вторых, пытающаяся срастаться с некоторыми государственными структурами, а то и заменять их, где государство проявляло слабость. У мафии имеется богатейший опыт сотрудничества с госструктурами и официальными объединениями – в США она содействовала профсоюзам в отстаивании больших прав для работников, а в Италии вообще имела непосредственные контакты с командованием англо-американских войск и содействовала им. Кстати, мафия никогда не глушалась сотрудничеством ни с кем, больше “всего не по душе” ей была любая идеологически окрашенная и, следовательно, мотивирующая людей политическая сила, которая могла бы составить ей конкуренцию – если во время Второй Мировой мафия была враждебна Муссолини, то в послевоенный период уже при набирающем популярность левом движении они срослись с вполне себе правыми христианскими демократами. Мафия научилась “менять лицо”, выступать от чужого имени, но цель всегда была одной и той же – врастание и сращивание с легальной общественной структурой для маштабирования дохода от разных видов деятельности – от криминальных до вполне себе мирных.

Различают следующие признаки мафии: 1. устойчивость и долговременность 2. стремление к максимизации прибыли 3. планирование своей деятельности 4. разделение труда 5. создание денежных страховых запасов. 6. часто сочетание открытого легального бизнеса (менее прибыльного) и нелегального.

Мафия копирует характерные особенности легального капиталистического предпринимательства, по возможности подменяя его. По сути, современная мафия является особой отраслью деятельности, часто направленной на удовлетворение антиобщественных и остродефицитных потребностей граждан, часто производя запрещенные законом товары и услуги. Мы запомним последнюю фразу. Она –  одна из ключевых. Мы можем привести и здесь определение Генерального секретаря ООН от 1993 года, который определил организованную преступность как деятельность преступников, объединившихся на экономической основе для предоставления незаконных услуг и товаров или, же, наоборот, для предоставления законных услуг и товаров в незаконной форме. Мы запомним и последнее, так как это важно для понимания сути происходящего.

Мы не можем здесь писать целое исследование, т.к. формат оного требует подъема целого вороха материалов, и это нельзя вместить в один пост. Однако можно подметить то, что уже с самого начала мафиозные группировки сочетали два свойства – играли роль своего рода теневых правительств, а позднее превращались в на первый взгляд легальные фирмы и организации. Мы не можем здесь забыть и понятие рэкета, когда обложенные определенной данью предприниматели получают защиту от других групп и вообще получают тем самым возможность продолжения деятельности. Поскольку правоохранительные услуги всегда являлись прерогативой государства, то и здесь мы получаем некое эрзац-правительство, конкурирующее и даже заменяющее настоящее. Монополизировав публично-правовые функции, преступная организация переходит к монополизации целых видов производства, осуществляя как бы “национализацию”. По сути, каждая такая группа пытается вместо гангстерского рыночного хозяйства создать гангстерскую командную экономику, заменив конкуренцию централизованным управлением. В обычных, доселе известных случаях, в полной мере им это не удавалось – ведь это начинает беспокоить силы правопорядка, которые не желают возникновения альтернативного центра власти.. Обычно все выливалось в войну и передел сфер влияния нескольких групп. В успешных (для преступников) случаях органы правопорядка начинают либо не проявлять “излишнее” служебное рвение, закрывая глаза на неудобные моменты, либо сами становятся “субподрядчиками” преступных организаций.

Теперь о настоящей ситуации. Вам описанное еще ничего не напоминает? Кого как, но автора пресловутая книженция Шваба о пресловутом “инклюзивном капитализме” наталкивает на мысль об очень похожей схеме , только на глобальном уровне. Пытаясь устранить фактическое управление на уровне государств, под видом якобы “нового мирового порядка” продвигается идея о конце капитализма (во многом, конечно, так оно и есть) и потому необходимости передать управление в руки наднациональной структуры, которая якобы даст всем нуждающимся эфемерный “базовый доход”. Взамен получив дармовой труд за копейки, якобы переход на новый экономический уклад, полное безвольное подчинение и добровольную отдачу даже базовых прав и свобод. Но упомянутый базовый доход вы еще в глаза-то не видели, а вот ваши предприятия уже ликвидированы, либо обложены данью в виде ковидного сертификата. Проверяет их, естественно, вполне легальный сотрудник правопорядка.

Если мы перейдем к нашим основным признакам мафии, то натыкаемся на первый пункт – устойчивость и долговременность. Насколько эта глобальная криминальная система устойчива? На первый взгляд, перманентное “доение” денег из население с помощью шантажа и промывания мозгов, постоянная отсылка к отставанию вакцин от некий штаммов может, конечно, иметь эффект в виде многих триллионов долларов, но аппетит приходит во время еды. В конце концов, обнищавшее население перестанет приносить эту реку денег, река начнет обмелевать, да и деньги дешевеют. Естественно, глобальный криминал не ставит все только на вакцинную карту. Через сживание со свету нелояльного ему среднего и мелкого бизнеса, и скупки крупного, он захватывает не просто деньги, но активы, которые перейдут к нему в результате либо в виде якобы пересмотра приватизации муниципального жилья, как, например, в Берлине, либо перехода под их контроль иного имущества. Также не забудем пресловутый искусственный интеллект. Хотя, по сути, искусственная нейронная сеть пока еще находится на уровне сложности мозга мыши, она уже может просчитать, сколько населения криминал должен постепенно отправить в мир иной (не сомневайтесь, все способы будут легитимны – как побочки от якобы несовершенных вакцин), чтобы остаток населения смог приносить точно просчитанный доход с помощью роботизированных станов или без (им, поверьте, эта роботизация не нужна сама по себе), зато стабильно и без колебаний.

Второе. Максимизация прибыли. Глобальная мафия не способна изобрести, подобно большевистким лидерам, новый социальный строй – ведь это недоучки, берущие себе в качестве консультантов бывших псевдолевых троцкистов или узконаправленных технарей без гуманитарной “подкладки”. Даже пресловутый “доктор” Шваб уж больно отдает дешевым популизмом. Поэтому все, что они могут – это копировать и до предела эксплуатировать ресурсы и так идущего к своему завершению постиндустриального капитализма. Поэтому они так стремятся путем буквально давления и шантажа прямо сейчас выжимать из людей вакцинную, масочную и прочую дань. Ведь кто знает, может обрушение финансовой системы уже будет завтра? Впрочем, есть подозрение, что существующей кредитно-денежной системе прямо сейчас обрушиваться тоже невыгодно – вся эта вакцинная индустрия позволяет банкам мультиплицировать прибыль, деньги оборачиваются, а ведь банкам ничего другого и не надо..

Пункт третий – планирование деятельности. О да, по всему видно, что ковидный (до этого в их планах раньше он фигурировал как гриппозный) сценарий рассматривался загодя, планировали его, судя по всему совместно в разных странах, начиная от Форт-Детрика и заканчивая британским институтом Пирбрайт, причем запущена комплексная глобальная кампания была как “по щелчку”. И идет, тотально и всеобъемлюще, до сих пор – какие еще нужны доказательства?

Говоря о пункте четвертом – разделении труда – не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что в их пирамиде есть все звенья, от глобальных главарей-организаторов до исполнителей и специалистов. Исполнителями они сделали многих политиков, либя беря их “на крючок” деньгами, а может, и элементами шантажа, либо используя их недальновидность и необразованность. К специалистам мы можем отнести все тех нечистоплотных деятелей от биохимии, медицины, образования, крупных корпораций, кто решил, руководствуясь  конъюнктурно-шкурными интересами, стал проводить в жизнь планы заказчиков. Организаторы, исполнители и специалисты составляют треугольник, триаду, которая тяжко попирает и развращает оболваниваемое население. О пункте пятом – страховых денежных запасах – сложно говорить, не имея данные о конкретных счетах, но и крайне просто в то же самое время. Ведь имея в сообщниках целые банки, контолируя во многом уже целые статьи бюджета целых государств, сложно говорит, конечно, о близком банкротстве. К пункту 6 мы перейдем немного погодя, а сейчас надо упомянуть о другом –  переходим, пожалуй, к одному из самых важных моментов. К так называемому “общественному согласию”. Ведь еще на заре возникновения мафиозных групп оно помогало достичь той мощи, которая мешала полноценной борьбе с ними. Мафия как бы действительно помогала, иногда просто физически выжить, нищим южноитальянским семьям. Но мы не должны забывать того, что требовал Вито Корлеоне взамен у бедного итальянца, над дочерью которого поиздевались – правильно, “услугу за услугу”. Складываются некие негласные договорные отношения, заговор молчания, правдивость и нестяжательство внутри группы, которые однако, не распространяются на тех, кто снаружи ее. Как тут не вспомнить идеологию участников трангуманистического “горящего человека” – окажи некую услугу своему “духовному” товарищу совершенно бесплатно, а потом и он окажет тебе или другому члену “братства”. Подобно тому, как мафия ставила своего члена в зауженные правовые и имущественные рамки, потом начиная им манипулировать, современная транснациональная группировка действует похоже. При этом извращая и зауживая базовые основополагающие нормы и понятия. Свобода предполагает обряд ковидопрививания. Полноценные образование и школа отдается “своим”. В группу втягивается по возможности вся семья, начиная с малолетних детей. Мало того, что “общественным согласием” охватываются ключевые министры, главврачи, директора школ, даже церковь оказывается в виде своих отдельных членов той организацией, которая не особо противится насаждаемому “из каждого утюга”. Стремление переродившегося Ватикана к экуменизму – в ту же копилку. Ведь “общественное” согласие не предполагает разных суверенных религий, и вера (или то, во что она превращается) нужна только одна для удобства управления массами. Наука, или то, что выдается за нее, тоже становится зауженно-идеологическим явлением, которое с помощью тех же вошедших в эту систему средств массовой дезинформации начинает проверяться на предмет лояльности этой группировке – и одновременно стигматизируются заслуженные мыслители, мыслящие шире и находящиеся вне этой лояльной группы. Естественно, мы не видим внутри идеологов этой группы действительно по-настоящему широко мыслящих деятелей – по преимуществу, это конформные и больше бюрократические элементы от медицины, культуры, образования, для которых форма часто важнее содержания. Такие люди “проглотят” любое античеловеческое содержание, “завернув” его в фальшивую оболочку. Именно их фото и ставят, как мы видим на эстонских плакатах “Подставь плечо” или “Вакцина дарит свободу”.

Как говорят ислледователи современной организованной преступности, она предпочитает “преступление без жертв”, т. е. занимается деятельностью, от которой выигрывают (чаще всего иллюзорно) не только преступники, но и те, кто пользуются их услугами. Как это соответствует сегодняшней ситуации! Ведь этот иллюзорный “выигрыш” мы уже вполне пожинаем – удивительно неэффективная вакцина почему-то не дает желаемого результата, вслед за чем уже требуют принести следующую “дань” в виде третьего укалывания и т.д. Все это строится на иллюзорной системе иллюзорных преимуществ иллюзорной свободы, которая уже привела к вполне античеловеческому режиму, скажем, в той же раньше довольно свободомыслящей Франции или Австралии. Естественно, как любая высокоорганизованная преступная группировка, и эта группировка несет свои издержки – надо тратиться на перевозку, рекламу, маркетинг, производство, подкуп премьеров и министров, однако, видимо, все окупается сторицей – ведь доить можно не просто округ в Чикаго или Неаполе, а целый мир! Как известно, часто современные локальные группировки сочетали как вполне себе уголовную, так и более легальную и прозрачную деятельность – скажем контроль над вывозом мусора. Боюсь, в случае трансцнациональной мафии все так же и еще более разветвленно. У меня нет вполне проверенных доказательств, но, думаю, в их случае оборот наркотиков (а они не зря все больше легализуются) и оборот (псевдо-)лекарственных препаратов – явления, которые могут контролироваться одной и той же рукой со сверкающим перстнем. А возможно, “в ту же копилку” можем отнести и торговлю органами, другие трансгуманистические проекты. Скорее всего, дело и движется к тому, что им нужно все больше и больше легитимизировать в глазах людей все аспекты своей деятельности, чтобы действовать уже не боясь совершенно ничего. Чем больше население само втягивается в этот порочный круг молчаливого принятия, соглашательств и пассивного подчинения (таким образом тоже становясь частнично соучастниками деяния), тем меньше доказательств они требуют от “боссов”. На все большее ощущение собственной безнаказанности, кстати, указывает и то, что в Эстонии уже не стесняются приводить в качестве научных доказательств пандемии ссылки не на местные научно-статистические источники, а на ВОЗ – они начинают ссылаться на самих себя!

Может, я не во всем прав в своих рассуждениях, и тема требует очень подробного раследования, но с некоторого времени начал смотреть на огромное количество рассуждений о Великой перезагрузке под несколько иным углом. Даже фашизм в государствах 20 века, думаю, еще куда больше опирался на пусть страшные и извращенные, но все-таки проистекающие из эпохи Просвещения концепции. Думаю, сегодняшняя реальность прозаичнее, циничней, в чем-то проще и грубее, она более деградантская. Людям, особенно образованным, сложно не придавать некий флер философской концепции, похожей на масонский план переустройства мира, глобальному Япончику или глобальному Аль Капоне. Во-первых, нам сложно на мир смотреть извне, ведь мы живем в этой системе. Во-вторых, сложно терять иллюзии относительно тех субъектов, кто управляют Эстонией, Европой, ВОЗ и т.д. Сам ореол власти часто останавливает от критики, но нам придется это сделать, и лучше раньше, осознав, что это просто позорный и подсудный криминал, ничем не лучше тех, кого ловят для вида в Апулии или Сицилии, чтобы имитировать бурную деятельность. Я склонен считать, что даже, конечно, инфернальные по сути Геринг и Гиммлер были куда более занятными субъектами, чем криминальные биороботы на “президентском” приеме и прочих мероприятиях.

В ответ тем, кто не умеет читать тексты до конца и предвидя поверхностно-туповатые возражения наподобие “Так болезнь есть и от нее умирают” я скажу так: да, как и любая болезнь, она есть, и от нее можно умереть. Умирают сейчас и от гепатита, и от туберкулеза, но об этом говорят только отдельные организации, чей голос остается неслышным среди воя купленных преступной и нарушающей закон силой. Гораздо подлее и бесчеловечнее, когда эта “забота о населении” и спекулирование на тему смерти отдается на откуп по умолчанию описанным коррумпированным и тупым элементам, которые плюя на основополагающие пункты Конституции, делают всех нас, по факту, своими соучастниками, втягивая в эту дьявольскую игру уже и детей, и мало понимающих что стариков. Они убирают тех, кто пытаясь хотя бы следовать букве закона, вводить чрезвычайние положение, и, выдавая за “опросы населения” некие сомнительные инициативы, пытаются “у руля” оставить “своих”, теперь уже совершенно нахрапом. Я считаю, что, к сожалению, отдать целое государство на растерзание транснациональной преступной группировке – это закономерный финал, к которому приходит общество, в котором исчезает мораль и элементарные нормы. Вначале все начинает сводиться к некой “букве закона”, а в конце уже и закон забывается и начинает править принцип омерты, закатывания в бетон, или унитожения препаратом – эффект все равно одинаков.

Стоит прочитать!

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА. Мстислав Русаков: “Право на отчество”

Право на отчество в Эстонии существует уже 25 лет. Осталось выяснить, сколько в Эстонии людей с отчеством в паспорте. Правильный ответ – ни одного.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *