Танель Кийк. Фото: Матс Ыун

Станислав Калинин: «Кийк, как добрый полицейский»

Сейчас, при наступлении нового 2021 года, не хотелось бы портить праздничное настроение (хотя оно основательно подпорчено у очень многих чудовищными явлениями 2020 года) — естественно, надо отвлекаться от постоянного груза тяжелой для психики информации. Однако среди блеска открыток, фоток на фоне елки и прочего, я все же рискну добавить ложку дегтя (не привыкать).

При мониторинге постов и репостов наткнулся на как бы замечательную новость о том, что в Эстонии по примеру Латвии не будут вводить комендантский час, и рупором этой новости является министр Кийк.

Тут же появились приободренные сторонники Кийка, а заодно и Раймонда К. Начинают говорить, что, он, мол, на самом деле умник и оппозиционер, пытается идти против течения, но ему не дают. Сторонникам и фанатам Кийка: я бы не обольщался его как бы продвинутостью и якобы оппозиционностью к мейнстримному курсу. И вообще, нам не должен быть интересен Кийк как таковой или кто там в государстве очередной министр. Нам должна быть интересно, насколько эта политика защищает нас и наши права.

Как известно, есть такой метод в политике и управлении — шаг назад, и затем два шага вперед. А также все знают игру в хорошего и злого полицейского. Это все старо как мир. Думаю, со времён Древнего Рима. Может, я слишком подозрительный, но, судя по более старым заявлениям того Кийка, доверять ему нечего, это старый, хотя и молодой по возрасту, лицемер. Заявления у него были ещё те, покопайтесь.

Заметьте, нас уже давно сделали участниками и пострадавшими в процессе обрушивания наших конституционных прав, просто издевательства над личностью  и здравым смыслом. Все это происходит с марта, и надо понимать, что человек, как существо адаптивное, склонен свыкаться с ненормальностью. Мы начинаем как бы жить внутри этого.

Как действуют последователи ведомства геноссе Йозефа?

Они действуют хитро: вначале ужесточают все что могут, обрезают предприятиям сервиса и прочим  возможность выжить. Затем, когда терпение людей на пределе, они начинают играть — а, смотриите, мы добрые, мы лучше, чем латыши! Мы пожалеем вас, не будеи добивать совсем! Так и быть, выпустим на улицы посмотреть салютик. А Юра и речь на русском произнесет — это же вообще соловьиные трели в эпоху управляемой пандемии.

На роли доброго полицейского (в сравнении с другими) в данный момент выступает Кийк. Иногда, по наблюдениям, им бывает Кылварт, якобы идущий против мер правительства.

Тем самым вас делают и жертвами стокгольмского синдрома — так же жертвы террористов начинали истово любить своих мучителей, когда те делали им послабления. Возможно, среди определенных людей Кийк станет добрым Дедом Морозом, с мешком Свобод среди черного царства Ковидия. Не обольщайтесь всем этим. Мы достойны большего, чем позволения просто погулять на улице. Тем более, ни послабления, ни ужесточения особо ничем уже не аргументируют — судя по всему, их, по-прежнему, просто копируют с других, или руководствуясь определённым документом.

Итак, резюмируем: стокгольмский синдром, хороший и злой полицейский, один шаг вперёд, два назад.

Не исключено, что скоро (но не сразу) будет очередное завинчивание гаек. Типа введения обязательной вакцинации. Сейчас дадут народу немного передохнуть, »слить пар» — и вперед, к очередному нарушению конституционных прав. Например, нарушению права отказа подвергать себя медицинским опытам.

И наконец, я уже не говорю о так называемой »выученной беспомощности». Заметьте, в течение года волю народа постепенно давили. Главная хитрость — варить лягушку медленно. Усыпляется бдительность и воля. Наконец, люди перестают проявлять волю к сопротивлению совсем, и тогда вводится следующий шаг антизаконных мер. Причём, хитрость заключается в том, что на уровне отдельного индивида это может и не очень ощущаться, но если брать картину общества в совокупности,  все будет выглядеть куда плачевней (например, больше половины населения российской империи были крепостные полурабы, но на уровне отдельного представителя аристократии все было хорошо). Поскольку мотивация к сопротивлению подавляется, люди как единый живой организм перестают реагировать совсем на что-либо новое и неприятное. Кто изучал основы психологии, вспомните опыты американских бихейвиористов над собакой, которую бьют током, которая в конце-концов перестаёт реагировать адекватно и отчаивается Так же и человек, и общество, как коллективное существо,  порабощается, превращается в подневольное создание. Если, конечно, на каждом шаге бдительно не отслеживает и не пытается предотвратить наступление на свои именно завоёванные когда-то нашими предками права.

Неужели сейчас эти права мы так легко отдаём только потому, что не завоёвывали их сами?

Стоит прочитать!

Мстислав Русаков: «День прав человека — грустный праздник в Эстонии»

День прав человека - мой профессиональный праздник. И в этом "бизнесе" я уже без малого 20 лет. И вот что я вам скажу, дорогие товарищи, прав становится всё меньше и меньше.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *