Станислав Калинин: “Свобода от совести”

Социолог и писатель Сергей Переслегин заметил в одном из своих подкастов, что когда он изучал историю авиакатастроф и их последствия в судебном и моральном смысле, то заметил как-то, что примерно с 80-х годов начал замечать тенденцию, когда авиакомпании постепенно переставали признавать свою вину после авиакатастроф даже тогда, когда все улики были вроде против них. До этого авиакомпания, например могла заметить, что пилоты-де нарушили правила эксплуатации, допустили ошибку, но все-таки компания в конце-концов признавала за собой ответственность. Но со временем это стало исчезать – боясь, в первую очередь, разорительных неустоек и гигантских компенсаций, перестало признаваться, казалось бы, самое очевидное. В чем причина?

Из обихода цивилизации стала постепенно исчезать совесть – законы постепенно переставали иметь под собой моральную подоплеку, и все больше закон начал становиться чем-то противоположным – а именно, волей власть имущего, постепенно ставшей правилом для исполнения всеми. Человечество стало вкатываться в эпоху постмодерна – и вместе с провозглашаемой толерантностью индивидуальной и не зависимой от мнения большинства стала провозглашаться и Совесть.

Нынешний год стал в своём роде лакмусовой бумажкой в том числе и “уровня” Совести в обществе. Ранее всегда существовал фактор, который позволял контролировать соблюдение общественного договора. В договоре обычно существовала слабейшая сторона, которая не могла не придерживаться выполнения договора, ведь за соблюдением этого всегда следила сильнейшая сторона. Элита до сего времени всегда знала, что опирается на некий трансцендентный авторитет, внешнюю силу, которую можно назвать как угодно – христианские принципы, Бог, Совесть. Именно это и скрепляло ранее политические системы через общественный договор. Это придавало власти, кстати, и авторитет.

Но вот эта сила исчезла, и в её отсутствие больше никто не может гарантировать соблюдение никаких договоров. Поэтому мы все чаще начинаем видеть нарушения конституционных прав – в этом году это происходило бессчётное количество раз в разных странах. В марте мы видим ещё какое-то подобие соблюдения этого самого договора – введение ограничительных мер под личиной особого положения. Ещё создаётся какая-то видимость конституционности и правомочности.

Но уже дальше мы начинаем видеть изо дня в день соблюдение лишь одного-единственного принципа – истинно и правильно лишь то, что выгодно мне. И если я силен, то я и буду это продавливать.

Например: мне (большой торговой сети) выгодно не потерять клиентов, несмотря на все формальные ограничения, и у меня есть средства на адвокатов, в случае чего – поэтому я продолжу массово пускать покупателя в торговый зал. Или: мне (канцлеру права) выгодно не вмешиваться в вопиющее нарушение конституционных прав масс людей, и поэтому я просто умою руки и посоветую отдельным людям самим обращаться в суд. Мне (известной эстонской страховой фирме) можно просто закрыть задним числом договор с частным клиентом и не выплатить страховое возмещение, а не согласен – а пусть его идёт в суд.

Очень индивидуальную трактовку невероятно прозрачной, до своего полного исчезновения, Совести, сейчас имеют буквально все представители власти – от членов правительства, которые ничтоже сумняшеся могут оставить без компенсации целые отрасли экономики, до мэров, которые просто испытывают пределы терпения граждан.

И более того. Вы думаете, отсутствие такого сдерживающего фактора, как Совесть, характерна лишь для элиты? Увы и ах. Поскольку бессовестным в современном мире стало жить легче, то и в массах индуктивным способом стал работать антиотбор по этому признаку. Отнюдь не редкостью стали абсурдные заявления родителей в суд на учителей.

Мой хороший приятель много лет жил и имел общего ребёнка с женщиной, которая, как оказалось, подала на него тайком в суд, пытаясь получить таким образом ежемесячно некую компенсацию для оплаты жилья своей матери. Он узнал об этом лишь после соответствующего письма из инстанции. И таких примеров масса. Те же Соединённые Штаты всегда славились такими антипримерами, и повторять их здесь нет смысла, каждый сам может вспомнить пару таких.

И в этом смысле стремления элиты и масс встретились, но мы ещё разберёмся, к чему мы пришли в результате этого.

И наконец, мы ещё не упомянули, что вышеупомянутая тенденция затронула, увы, и средний слой, а точнее, экспертную прослойку. Профессиональная Совесть всегда являлась неотрывной частью экспертности – эксперт считал ниже своего достоинства произвести продукт негодного качества, это было делом его чести. Но ведь есть не только эксперты фаустианского толка, но и те, кто всегда обеспечивал выживание и воспроизводимость общества. Скажем, эксперт в деле воспитания подрастающего поколения – учитель – считался всегда  не просто носителем информации по своему предмету, но и в каком-то смысле моральным эталоном, тем, кто закладывает в ребёнка основы мировоззрения. Принцип Гиппократа был незыблемым правилом для врачей. И это считалось как будто вечным и само собой разумеющимся.

Эксперты в эпоху модерна всегда были неким здоровым ядром, образованным и авторитетным для всех, даже для диктаторов. Скажем, Сталин, несмотря на репрессии, все же уважал многих советских писателей и биологов, а авторитет архитектора Шпеера в глазах фюрера было невозможно затмить никем. Девальвация экспертного мнения началась не сейчас, первые “звоночки” были еще в 70-80-х годах. Все помнят озоновую дыру (которая якобы истончается от фреона холодильников) и все знают испускающих газы и создающих парниковый эффект коров. Уже тогда было испробовано практическим способом, на какой сумме Совесть эксперта сделает невинное личико и скромно промолчит, потупив глаза.

Из этой же серии фокусы о “неизбежности зелёной энергетики”, а страстные призывы Греты Тунберг в предыдущем году стали в своём роде “окном Овертона” перед решающим натиском 2020-2021. Поскольку к концу 2020 мы приходим к тому, что гражданские свободы можно зажимать уже без всяких там ОП, а любой член общества заведомо, видимо, считается заразным, так как носить маску обязали постепенно всех, то врачи и учителя приняли на себя особенно в моральном смысле изуверский удар. И неспроста.

“Молчание ягнят-экспертов” стало таким громким, что фактически невыносимым для ушей. Коронавирус с его небольшой летальностью в 0,01-0,02 процента теперь даёт чудовищные цифры в несколько жизней каждый день, а заразившиеся якобы насчитывают по нескольку сотен в небольшой Эстонии. Это публикует как бы эксперт в области журналистики на своём жёлтом портале, а ссылается на экспертов Департамента здоровья.

Экперт-вирусолог с фанатичным лицом и остекленевшими глазами призывает закрыть всю Эстонию на локдаун, а другой эксперт, получивший за смелые решения в марте премию от министерства, переоборудует больницу в ковидарий. И наконец, матери моего знакомого другие эксперты СМС-кой высылают диагноз с положительным результатом на помянутый вирус. При этом она чувствует себя превосходно, но на всякой случай сидит дома.

Есть, правда, и другие эксперты, с альтернативным мнением, но для них существуют понятия деплатформинг и канселлинг – а как же иначе, а вы идите и судитесь с Ютьюбом. Ах, это все автоматические алгоритмы, и не с кем судиться? Ну что ж, shit happens..

Таким образом, налицо короззия совести экспертов в своей очердной стадии разложения, и это, видимо, не предел. Как мы все сейчас знаем (а мы все сейчас стали волей-неволей вирусологами, и не от хорошей жизни), следующей стадией будет вакцинирование. Не будем тут сильно распространяться о том, что целью все равно будет антиконституционное принуждение к медицинскому опыту, не о том речь. Дело в том, что обязательным его сделают (для начала) именно для тех, кого я и упомянул – для врачей и учителей.

Почему я утверждаю, что это особо изуверский ход? Во-первых, мы имеем дело с дьявольским шантажом. Людей этих профессий вынудят колоть себе абсолютно не до конца протестированную вакцину, якобы для устранения возможности возникновений у них болезни “ковид”. На деле, это вынудит многих из них встать перед выбором – или профессиональная честь и, в случае врачей, часто слишком реалистичное понимание всей возможной опасности непротестированного препарата, или рабочее место. Похожая ситуация и учителями, минусуем лишь медицинские знания последних.

Автора кто угодно может переубеждать в том, что цели лишь благие или что этого не случится. На деле, думаю, мы будем иметь дело с очередной стадией антиотбора, ибо уважающие себя, не потерявшие разум и совесть, и оберегающие свою жизнь вынуждены будут уйти. Думаю, лишним тут будет добавлять, что цель наднациональных фарма-финансовых корпоративных гигантов станет ещё ближе – государства ещё больше станут тратить на медицину, а значит, корпорации получат контроль над очередными финансовыми потоками.

По тому же признаку антиотбора уйдут лучшие учителя, не способные в таком объёме переносить давление на них. Первый удар по ним и молодому поколению был уже нанесён безумием так называемого дистанционного образования – требование от учителей результата было трудно совмещать с такой ущербной формой обучения. И это будет ещё один удар по воспроизводству общества, ещё больше школ закроют, а в результате денeжные потоки, отведённые под образование, тоже уйдут под контроль транснациональных конгломератов. И естественно, “элита” с потерянной совестью все это допустит и, по крайней мере, в Эстонии, уже заявила о как можно скорейшем вакцинировании.

Какое получится общество в результате вышеописанного? Безусловно, это будет общество, где будет отрублен последний здоровый сук, на котором оно сидело – совесть профессионала, совесть образованного представителя средней прослойки общества. Я не упомянул о деградации и бедственном положении профессионалов других видов деятельности, многие из которых уже потерпели поражение в результате чудовищного удара по мелкому и среднему бизнесу. По всей, видимости, одна из возможных перспектив – это построение сообщества одичавших индивидов, каждый из которых лишён чувства сопричастности к чему-то общему, ибо инструментом управления им остаётся не довод разума, а лишь страх наказания, например за неношение маски или несделанную вакцину.

Может показаться на первый взгляд, что вот оно, цель корпораций будет достигнута – все сведены на уровень запуганных зверюшек, лишены далеко идущих планов и желаний, соцподдержка отсутствует, контроль с помощью эмоций посредством соцплатформ. В конце-концов к бутафорскому уровню будут сведены и марионеточные государства, нужные лишь для имитации традиционного управления, а кое-где, возможно, и они исчезнут.

Но если мы зададимся вопросом – а долго ли простоит подобная цивилизация? Где нет моральных идеалов, а интеллектуалы либо маргинализированы, либо в результате антиотбора остались лишь проходимцы? Останется ли достаточно “мозгов” для просто поддержки “на плаву” оборудования и программного обеспечения (если цивилизация все ещё хочет опираться на этот инструмент управления)?

Возвращаясь теперь к проблеме потери цивилизацией совести, можно вспомнить, что eще Чернышевский сомневался в том, что разум может существовать без совести (то есть, говоря другим языком, чувства ответственности перед чем-то большим, чем он сам). Если это так, то все это вполне может привести и к потере разума, и к потере цивилизации… Задумайтесь над этим.

Стоит прочитать!

Парламент проголосовал за полицейское государство

12 мая 2021 года Госсобрание Эстонии приняло поправки к Закону о предупреждении инфекционных заболеваний и борьбе с ними, ужесточающие антиковидные меры.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *