Общество

Анна Маргарет Чадвик: «Студенты 80-х. Часть IV. Магазины»

Зато в "Противном" иногда “выкидывали” баночное пиво “Золотое Кольцо” и сладкое Советское Шампанское. Равная удача. Пиво я не пила, находя его горьким, тогда добрые мои друзья сказали “Какая фигня! Сейчас сахара подмешаем. Будет сладко”. И подмешали ведь. И я это выпила. И было мне сначала очень хорошо. А потом очень плохо.

Читать дальше »

Руслан Панкратов: «Все говорят – а мы действуем»

К сожалению, но всё же, в Латвии голосование всегда традиционно этническое. Несмотря на то, что Рига в большинстве своём «русская», в борьбу вступили и националисты и все от них производные, и даже с русскими фамилиями в списках. Именно за русских избирателей в Риги будут биться 4 политические партии.

Читать дальше »

Русский в Эстонской армии

Третий период (военная полиция) был относительно сносным ибо поменялся лейтенант с вебелем. Fun fact - у фельдфебеля в его кабинете на всю стену висел флаг Третьего Рейха, на столе лежала каска СС и на ремне была бляха солдата Вермахта. Такие вот вебеля. От него, как ни странно, агрессии не было. Было все как обычно, рутинная служба и всё такое.

Читать дальше »

Анна Маргарет Чадвик: «Студенты 80-х. Часть III. Интернационал и наше подполье»

Африканские студенты чаще поступали учиться в медицинские вузы, но и книгоиздание не забывали. Поэтому на весь наш курс у нас имелся один чернокожий студент, Чарлз Кибило Кетер, сокращенный до Чарлик или Чарлуша, гордый сын земли кенийской, добродушный, смешливый, охочий до разговоров и компаний. Он часто заходил к нам в гости, поболтать, чаю попить, иногда приносил хороший растворимый кофе. Его мы распознавали так. Стук в дверь. “Войдите!” - надрываемся мы. Стук второй раз. Ясно, Чарлуша пришел. Кричим “Войдите” тоном ниже - все равно он не войдет прежде третьего стука. Третий стук - дверь распахивается, не дожидаясь ответа, на пороге стоит сияющий курчавый прототип “нашего всего” Александра Сергеевича и радостно сообщает: Дратути! То ты казала?

Читать дальше »

Лилия Ким: «Расовые волнения в США — взгляд изнутри. Часть V»

Почему не увольняют полицейских даже с кучей нарушений (а также учителей и медсестёр). О силе и роли профсоюзов и что такое «американский политический трайбализм» (о котором написано множество книг и статей, как про «главное зло американской политической системы»).

Читать дальше »

Russian Schools Matter

Самая актуальная проблема русскоязычной общины – образование, поскольку от него зависит наше будущее. Тут методы дискриминации резко отличаются. В США английский язык объединяет большинство и чернокожее меньшинство – а проблема проявляется в первую очередь том, что школы в «черных» районах страдают от недофинансирования. У нас же проблема в том, что не учитываются особые потребности нацменьшинств – в преподавании на родном языке.

Читать дальше »

Рафик Григорян: «О преобразовании собора Святой Софии в мечеть»

Собор Святой Софии - это не только символ Стамбула, но и самая популярная туристическая достопримечательность и часть Всемирного наследия ЮНЕСКО. Превратив из музея в мечеть, Собор фактически будет изолирован от православных верующих и туристов.

Читать дальше »

Елена Григорьева: «Введение в Библиосферу. Памяти эпохи Гутенберга»

С информацией ровно то же, что с физической пищей, надо очень хорошо разбирать, что и сколько потреблять, чтобы выжить и выжить качественно. Грязная информация наносит такой же вред организму, как и грязная вода и еда. В эпоху очень грязной информационной среды, в ситуации информационного потопа, каждый приемник должен устанавливать свои дополнительные собственные фильтры, потому что общественные фильтры не действуют. Многие устанавливают фильтры такой степени непроницаемости, что полностью теряют ориентацию в сложном меняющемся окружающем внешнем субъекту мире. Это путь комфортный, но гибельный. Тут нужно точно знать, не только, какую информацию ты потребляешь, но и как устроен и настроен твой собственный фильтр понимания. Чтобы качественно фильтровать, надо знать устройство фильтра — кодирующего-декодирующего механизма нашего сознания.

Читать дальше »

Анна Маргарет Чадвик: «Студенты 80-х. Часть II. Общага как срез Вселенной»

В общаге существовала строгая иерархия. Почти как в армии. На первом курсе новички-салаги жили в комнатах по 5-6 человек, где панцирные койки стояли бок о бок, на одну душу приходилось полторы полки в древнем стенном шкафу и для интимных вещей полагалась прикроватная тумбочка.

Читать дальше »

О либерализме советских диссидентов

История не знает ни одного знакового деятеля советского диссидентского движения, который стал бы защищать после эмиграции гражданские права и демократические свободы на Западе – кроме специфического случая Эдуарда Лимонова и Александра Зиновьева. Напротив, большинство из них пополняли ряды ультраправых и консервативных организаций.

Читать дальше »