Foto: Taavi Sepp

Димитрий Кленский: “Это предшизо или преднацизм?”

Postimees передал, что эстонский министр культуры Тынис Лукас призвал в радиопередаче Reporteritund на Vikerraadio жителей Эстонии обращаться в Языковую инспекцию с жалобами на случаи, когда им приходится постоянно общаться в учреждениях не на эстонском языке, поскольку собеседник им не владеет. То есть, стучать!

А саму инспекцию по его же мнению надо повысить в ранге и создать на её базе государственный Департамент, которому будет предоставлено больше прав для защиты эстонского языка. Ещё от Лукаса: «В любом случае мы должны защищать наш язык и следить за тем, кто к нам приезжает, и чтобы все новые иммигранты интегрировались, а если нет, чтобы уезжали из Эстонии». То есть гнать из страны. Что это: расизм или бескультурье?

Моего деда, коренного москвича, юриста, выпускника Московского университета жизнь забросила в 1917 году в Тарту – он приехал туда, чтобы увести в Белокаменную жену и только-только родившуюся дочь (мою маму), но бурные исторические события вынудили его навсегда остаться в Эстонии. Он так и не выучил эстонского языка, но владел английским и немецким. Увлёкся эсперанто и стал одним из ведущих эсперантистов в стране, представляя Эстонию на международных встречах и конференциях. Дед не рвался в парламент и не собирался работать в госучреждениях, так что эстонский ему был не нужен. Он вполне справлялся в быту с местными работниками сферы услуг, так как любой продавец или официантка обязаны были владеть помимо эстонского языка ещё немецким и русским языками.

Разумеется, времена менялись.

В советское время защита эстонского языка была на высоте, но прежде всего благодаря советской (т.н. оккупационной) власти. Существовал академический институт эстонского языка, на эстонском языке издавались книги в издательстве «Ээсти раамат», театры работали на эстонском языке, снимались эстонские кинофильмы, газеты выпускались на эстонском языке, издавали Эстонскую энциклопедию. Заседания Академии Наук ЭССР и даже в Эстонской Православной Церкви проходили на эстонском языке, таблички с названиями улиц были на эстонском языке, образование в Тартуском Государственном университете и в других эстонских вузах можно было получить на эстонском языке, а по некоторым дисциплинам (юридический факультет) – только на эстонском языке. И о, ужас! В эстонских яслях и детсадах, а также в школах эстонские дети воспитывались и учились на эстонском языке! И это всё, навскидку.

После восстановления эстонской государственности фонтанировал национализм, причиной которого была многовековая мечта о независимости и во многом миф о русификации в советской Эстонии, угрозе эстонскому языку и культуре. Как это ни странно для нынешнего поколения слышать, но первый секретарь ЦК Компартии Эстонии Карл Вайно, которого и сегодня считают главным русификатором, воспрепятствовал гигантской реконструкции хлопчатобумажного комбината «Кренгольмская мануфактура» прежде всего из-за намечавшегося ввоза в Нарву рабочей силы и отсутствия средств наращивания социальной инфраструктуры. Так что местные коммунисты были первыми, кто стал следить за тем, чтобы регулировать соотношение эстонского и русского в Эстонии, в пользу титульной нации.

Конечно, было много неприемлемого для эстонской ментальности и культуры. То есть было и хорошее, и плохое, как и во все времена. Я это вспомнил не для пропаганды прошлого. Просто привёл факты, которые сегодня новому поколению, как эстонскому, так и русскому и русскоязычному, вообще неведомы. Их просто обманывали в течение тридцати лет националисты-русофобы, которые и сегодня гиперболизируют и демонизируют советский период. Особенно пошло делал это экс-президент Тоомас-Хендрик Ильвес и продолжает нынешний Президент ЭР Керсти Кальюлайд, да все СМИ Эстонии и пропагандистская машина государства.

Но националисты не учли одного, вернувшись в лоно западного мира, Эстония стала беззащитнее в охране своей культуры и языка. Уже давно по всем фронтам наступает английский язык, жизнь в Эстонии американизируется. Не буду анализировать, хорошо это или плохо. Просто это – сегодняшняя реальность. Глобализация нивелирует национальные особенности, и современная молодёжь в Эстонии относится к этому спокойно. Другое дело – старая гвардия националистов. Ощущая своё бессилие воспрепятствовать наступлению нового, они пытаются бороться с неизбежной интернационализацией жизни в Эстонии, беря на вооружение русофобию. До поры до времени это давало плоды. Но нынешние русофобские потуги националистов, требующих эстонизации русской школы и превращения 350 тысяч русских и русскоязычных жителей в эстонцев, превращают их борьбу в фарс, а сами националисты всё чаще смотрятся уже и самим эстонцами шутами гороховыми и городскими сумасшедшими.

Ибо национальную культуру и язык, конечно, надо защищать, но делать это надо с умом и с чувством меры. Чего явно не хватает эстонским патриотам-русофобам и министру культуры Лукасу, оскандалившемуся и на Певческом празднике с речью, в которой припугнул эстонцев наступающим на Эстонию русскоязычным Ласнамяэ.

Всё это не так небезопасно, как может показаться. В случае торжества в Эстонии националистов (разумеется, при поддержке Запада, что мы видим на Украине) можно опасаться проявлений не только ксенофобии или политической шизофрении, но и преднацизма. Фактов таких предостаточно. Чем отличается от Лукаса парламентарий, член партии Isamaa Тармо Круузимяэ, который призвал эстонцев, забыть об интеллигентности и не переходить на русский язык при общении с неэстонцами. Или вспомним того же реформиста Юргена Лиги, который не раз унижал национальное достоинство русских, угрожал министру, социал-демократу Евгению Осиновскому: «Он, сын иммигранта из розовой партии, должен быть сверхосторожен». Или вспомним видного деятеля массовой националистической военизированной организации Кайтселийта, члена и председателя фракции (в столичном Горсобрании) национал-консервативной партии EKRE Урмаса Рейтельмана, который вошёл в Совет Общественно-правовой радиотелевизионной корпорации ERR после того, как отличился таким высказыванием: «К нам пробивается обычное человеческое отребье, которое надо отбивать всеми имеющимися средствами. В Эстонии паразитируют 300 000 тибл (тибла – оскорбительная для русских кличка), которые не в состоянии адаптироваться, как же… можно превратить в людей эти миллионы стремящихся попасть сюда и гонящихся за удобствами тараканов?». Или политик от той же партии Март Саарсо, обозвавший председателя Таллинского горсобрания, по происхождению корейца Михаила Кылварта «азиатом, который не уместен в зале горсобрания».

Продолжать? Примеров – много.

НО САМОЕ ПОРАЗИТЕЛЬНОЕ, что эстонское общество, интеллигенция и политэлита смотрит на всё это сквозь пальцы. А «это» уже не ксенофобия или русофобия даже. Увы, это – преднацизм.

Димитрий Кленский
Таллин, 18 сентября 2019 года

Стоит прочитать!

Димитрий Кленский: “Таллин Нарве: переименовать «красные» улицы, потом снести танк-памятник на берегу Наровы” или “Бойся этнократов, к выборам дары приносящих”

Прощальную поездку по Эстонии Президент ЭР Керсти Кальюлайд начала с Нарвы, куда она грянула с сомнительными «гостинцами» – табличками с названиями улиц: Солдина и Кивилинна.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *