Димитрий Кленский: К ответу мучителей – эстонизаторов образования! Прекратить унижение русской учащейся молодёжи!

Русские и русскоязычные гимназисты, массово отказавшиеся учиться в эстоноязычной государственной гимназии в Кохтла-Ярве, говорят об их унижении преподавателями, их чёрствости, а министерство образования и науки не считает происходящее проблемой, признаёт её нормальной для нововведения.

Так долго ли ещё продолжится это с признаками садизма лицемерие эстонских  русофобов – чиновников и политиков Эстонии? Не пора ли в отставку, и министру, и Президенту ЭР – вдохновителю этого безобразия с признаками не только нравственного преступления, но и разжигания межнациональной розни?!

И это при том, что среди отказников уже более 30 юношей и девушек. И это при том, что на место выезжали представители министерства, обещавшие… следить за процессом. Новостной программе ERR «АК» руководитель отдела школьной сети Министерства образования и науки Райво Труммал заявил: «Могу сказать, что причины у покинувших школу были самые разные: от неудобного транспортного сообщения, до того, что не нравится кухня. Нашлись и те, у кого не было достаточно мотивации или желания учиться на эстонском языке, поскольку они планируют продолжить учёбу за рубежом». Простите, но это – лишь констатация ситуации, и, как уже видно, неполная. А вместо исправления положения намерены следить за процессом.

Нельзя сказать, что реформаторы – не профессионалы. Но тогда они, либо демонстративно равнодушны, либо навязывают новое через колено. Чтобы скрыть обе эти подоплёки в министерстве оправдываются тем, что «брак» в начале работы государственных гимназий обычен – в соседнем городе Йыхви  в первый год существования такой госгимназии покинули 14% учащихся.

Не странная логика? И как, вообще, в деле народного образования можно допускать брак? Или с русскоязычным – можно.

А может и впрямь дело в чётко продуманном радикальном  проекте государственных гимназий, с помощью которых этнократия на самом деле и задумала нарушить застой в эстонизации, чтобы регионы перестали «тянуть резину» с переходом на эстонский язык обучения? Становится всё яснее: так оно и есть. Ведь не могут не знать в министерстве образования и науки, что на местах преобладает неэстонское население, и региональные органы власти куда лучше знают реальные возможности эстонизировать образование.

И что важно: с широкой, даже русской общественностью эстонизаторы-русофобы  обсуждать реформу даже не считают нужным.

А теперь представьте, какая была бы не только реакция СМИ и политиков, лидеров эстонского общественного мнения, случись подобный провал с обучением эстонских учащихся. А чего представлять? В начале этого года, в представлении наивных русских и русскоязычных обывателей – защитница русской школы в Эстонии, министр Майлис Репс, понимая реалии, заявила, что на начальном этапе обучение в новой государственной гимназии будет, как на эстонском, так и русском языке. Но тут же местная, малочисленная  эстонская община подняла голову, а националисты-русофобы в Таллине стали её подстрекать к бунту. И разразился громкий скандал. Было выставлено требование – обучение в ГОСУДАРСТВЕННОЙ гимназии должно быть только на ГОСУДАРСТВЕННОМ языке. И министр трусливо (в который раз) отступила – эстонизаторы-русофобы добились своего. И это при том, что в этой гимназии эстонские учащиеся составляли менее четверти всех обучающихся. Также было известно, что явное большинство гимназистов недостаточно владеют эстонским языком для того, чтобы наравне учиться с эстонскими  сверстниками. Тогда впопыхах объявили о мерах, призванных помочь русским и русскоязычным гимназистам. Но они, как теперь признали в самой гимназии, оказались недостаточными или формальными. А чего удивляться, если за обучение в гимназии отвечают не педагоги, и даже люди с идеологией националистов-русофобов.

Показательны, не в пример эстонскому меньшинству в Кохтла-Ярве, покорность и смирение, с которым весь русскоязычный северо-восток страны, но, прежде всего, экс-гимназисты – «отказники» и их родители, встретили провал доброго вроде начинания, но реализуемого далеко непрофессионально и административными методами.

Есть тому и объяснение. Мало кто знает, что «Бронзовые ночи» почти десять лет назад имели отношение и к первой серьёзной попытке властей эстонизировать обучение на русском языке. В 2007 году, накануне перехода русскоязычных гимназий на двуязычное обучение в соотношении 60:40 в пользу эстонского, власти загодя спровоцировали в апреле беспорядки и жестокую расправу (её осудил позже Европейский суд по правам человека) над взбунтовавшейся русской и русскоязычной молодёжью. Они были против осквернения в Таллине братской могилы красноармейцев и сноса памятника Солдату-Освободителю. Цель русофобов – напугать на всю жизнь тех, кто недоволен русофобией, чтобы они не вздумали, как до этого было в Риге, выходить на улицы 1 сентября с началом нововведения.

Такая политика этнократии и позволяет ей не останавливаться перед самыми сумасбродными шагами. А свою вину за это – списывать на отсталость русских и русскоязычных жителей и, конечно, влияние Москвы.

Но наглость, с которой навязывается недружелюбный в отношении русского и русскоязычного населения проект с госгимназиями, выявила громадный провал с предыдущей реформой (60:40) – по сути, провального эксперимента, приведшего к заметному снижению знаний у русских и русскоязычных выпускников и абитуриентов. Как сообщает корреспондент ERR Алексей Фёдоров, в министерстве образования «открыли Америку» – там назвали причину недостаточного уровня обучения эстонскому языку русских и русскоязычных учащихся: «Решения, как сделать так, чтобы русскоязычный школьник мог учиться в гимназии по госпрограмме, пока нет». Так как можно было, пусть даже под политическим давлением, браться за реализацию сырого проекта?

Постыдно и признание упомянутого работника министерства Райво Труммала: «Госгимназия хорошо отражает положение дел в основных школах, ее слабые стороны. И здесь стоит говорить не только о проблемах языка… Как я вижу, если из какой-то школы поступают ученики с одной проблемой, то надо изучить, что именно за пробел там имеется. Требуется ли повысить квалификацию учителей, либо поменять методику, либо и то, и другое?» Господи! Так кто мешал и мешает это делать министерству? Более того, чиновник-бюрократ (не все же – русофобы)  охотно переадресовывает эти заботы родителям и учащимся: мол, они имеют право обратиться за помощью в министерство. Но разве не надо сделать так, чтобы этим правом не пользовались вовсе или в самом крайнем случае?

Даже энтузиаст совершенствования образования, директор Кохтла-Ярвеской госгимназии Хендрик Агур не понимает, сколь деликатно надо работать в межэтнической среде. В русскоязычной передаче ЭТВ + «Народу важно» журналисту Евгению Завадскому руководитель гимназии говорит: «… им не нравились элементарные вещи: например, что в школьной столовой надо есть с помощью ножа и вилки. Действительно, мы требуем есть второе блюдо не только вилкой. Второй пример – мы требуем соответствующую одежду, поскольку она создает академическую атмосферу».  Обратите внимание на то, что Агур дважды говорит «требуем». И потому сдаётся, что не нравились «русским недорослям» не столько элементарные вещи, а то, что воспринять их, даже, если этого и требуют, добивались в унизительной и обидной форме. Ведь вопрос не в том, что учитель не хочет обидеть, а в том, что обижаются дети. То есть они страдают, и педагоги должны это понимать!

Это подтверждает анонимно, под вымышленным именем (это ли не показатель нездоровой обстановки в госгимназии?), один из бывших гимназистов в интервью с журналистом Завадским: «Нам даже говорили: берите нож. Ну, не то, что мы… русские, не умеем есть с ножами, с вилками, просто это было как в тюрьме. То есть он подходил, смотрел, если у кого-то не было, и заставлял идти и взять нож». Можно представить, каким тоном, да ещё при всех, это говорилось. Этот же экс-гимназист о недостаточном владении эстонским языком: «Учителя говорили, что это не наша проблема, что мы не понимаем, просто учите эстонский язык. Это было как с учителем по истории, так и по биологии. В 10-м классе есть учитель по математике, и он, как мне сказали, обзывает учеников, говорит: вы глупые, зачем вы пришли сюда, вы вообще не должны здесь учиться». Вопросы есть? По-русски это адекватно выражению «мордой об стол».

Казалось бы, если эстонизаторы относились к детям, говорящим на русском языке, также, как и к эстонским, были бы искренне заинтересованы в воспитании взаимного уважения, наконец, были бы педагогами, воспитателями, а не только преподавателями и лекторами , они давно должны были бы не сваливать вину на учащихся, а давно бить в набат! Но нет, даже журналист Завадский, претендующий на нейтральность, иронизирует в пользу эстонизаторов: «В самом учебном заведении это восприняли спокойно, а вот в социальных сетях – стон и скрежет».  Он нашёл противовес «агрессивным комментариям» к опубликованному в Фейсбуке посту гимназистки 10-го класса Елизаветы Кондраниной – она решилась «после долгих сомнений вступиться за родную гимназию». Для неё «директор не тиран, а добрый человек и демократ».

А вот я не верю и верю ей. Она считает, что «устав гимназии со всеми правилами ученики видели и подписывали еще в начале года, а учить эстонский педагоги помогают, как могут». Ну, подписывали, и что?! То есть и образование, как и здравоохранение, теперь не учат и лечат, а оказывают услуги, забыв о благородной миссии просвещения и клятве Гиппократа.  Или что за размытость во фразе Кондраниной об учителях, которые «помогают, как могут»?

Категорически не понравилась мне и недосказанная позиция журналиста ЭТВ+ и Завадского. Он подытожил: «Нередко в комментариях по поводу скандала с гимназией произносится слово «фиаско». Далее мнения разделяются – фиаско новой гимназии или тех учебных заведений, в которых гимназисты учились до того?».  А слабо было заявить вчерашнему российскому журналисту о ФИАСКО начала нового этапа эстонизации образования и самих эстонизаторов-русофобов?  И почему вместе с ним молчат русская и эстонская интеллигенция?

Считаю, что мы имеем дело не с какой-то там случайной или рядовой накладкой. Речь идёт о моральном мучении целой этнической группы. Как минимум это – моральное преступление в отношении иноязычных этнических групп, то есть, трети населения страны. Случившемуся должно дать, минимум, публичную политическую оценку.

Для меня скандал в Кохтла-Ярве означает проявление одного из фундаментальных противоречий межэтнических отношений в Эстонии. Он сводится к тому, что «чужаков» (muulased), хотят переформатировать в эстонцев. Этнократам кажется, что эта цель достижима, что это избавит эстонцев от страха перед утерей собственной идентичности, эстонского языка и культуры. Но это – заблуждение, объяснимое остатками трайбализма в национальном сознании не националистов-патриотов, а националистов-русофобов.  И показательно, что никого не волнует, что при этом то же русское население Эстонии из-за этого должно подвергнуть себя угрозе потерять свою идентичность и родной язык.

Гуманная эстонизация предполагает иное. Это – приобщение иноязычного населения к эстонской культуре, освоение им эстонского языка, но с ОБЯЗАТЕЛЬНЫМИ сохранением национальной идентичности «пришлых», то есть их культуры и родного языка, в том числе и в образовании. Разумеется, нужна гарантия равноправия, а в скором будущем и реального полного равенства всех жителей. Как это было в советское время, пусть даже с неприемлемой для кого-то государственной идеологией. Но ведь и сегодня в Эстонии национальная идеология, как и мировоззрение и ментальность, отличаются от российской. Но это нельзя  навязывать инородцам с помощью  ассимиляции, на что, увы, как раз и работает эстонизация образования.

Димитрий Кленский

Таллин, 10 ноября 2019

ПОСЛЕСЛОВИЕ. Русские и русскоязычные сами по себе – не плохие, в среднем, ни хуже, ни лучше эстонцев, просто они – другие. И те, и вторые, могут не одобрять участие Эстонии в НАТО. Но едины все жители должны быть в том, чтобы оставаться законопослушными и жить во взаимном уважении независимо от национальных особенностей и различий. Только при этом условии нацию можно считать полностью культурной, цивилизованной.

Конечно, мечтать не вредно. Ведь государство в одностороннем порядке закрыло вопрос о принятых правительством к рассмотрению в соответствии с эстонским законодательством ходатайств нескольких двуязычных гимназий (60:40) о полном (100%) сохранении русского языка обучения и с обязательством обеспечить владение абитуриентами эстонского языка на высшую категорию. То есть Эстонское государство и в этом вопросе ни во что не ставит русское и русскоязычное население.

Стоит прочитать!

Мстислав Русаков: “Русская школа Эстонии”, как врач, делает что может

Несколько лет назад смельчаки, отстаивающие право национальных меньшинств на обучение на родном языке, создали НКО «Русская школа Эстонии» (РШЭ). Председатель правления общества Мстислав Русаков ответил на вопросы журналиста издания «Инфоринг».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *