Димитрий Кленский: можете отгадать с первого раза?!

Портал rus.postimees.ee опубликовал новость о том, что перед самым началом учебного года двух таллинских школьников 15 и 16 лет задержала полиция за избиение до смерти в части города Хааберсти незнакомого им мужчины-асоциала.

Если всё подтвердится, то задаёшься вопросом – «Откуда такая злоба и дикость?» Сообщается, что оба парня давно взяты на учёт социальными работниками и полицейскими за предыдущие прегрешения (воровство, хулиганство, включая избиение человека). Естественно, оба – из неблагополучных семей. И всё это – факты.

Вспоминаю, как этим летом в Таллине русские школьники устроили показательное избиение товарища, посмевшего ухаживать за девушкой одного из организаторов его «экзекуции». Публичную расправу засняли на видео и распространили в Сети. Показательно, что собралось много учеников, в том числе девочек и девушек, тоже одобрительно кричавших в момент нанесения ударов по лежачему парню. На видео видно, что он не только не умел драться (но, молодец, пытался отвечать!). Он был моложе того, который его садистски унижал и избивал. Ну, а, если повзрослев, он сам озлобится, то жди новой беды.

Родители избитого подростка отказались обращаться в полицию. Я написал по этому поводу материал и разослал всем столичным школам и чиновникам. Ответ поступил только от директора одной эстоноязычной школы. В нём выражена благодарность за поднятую проблему. СМИ больше не возвращались к этому случаю. Это нормально?

Этим летом произошла трагедия в Силлямяэ, где покончил с собой русский школьник. Поразила первая реакция директора школы, её равнодушие и оправдания. Ответа на мои два по этому случаю запроса, отправленных в Министерство образования и науки ЭР, в том числе министру-центристу Майлис Репс, я так и не получил. Демократия у нас такая – критически настроенному русскому журналисту можно и не отвечать? С этим же я столкнулся, когда обращался к министру Евгению Осиновскому.

Недавно написал открытое письмо депутатам и, прежде всего, русским и русскоязычным, Таллинского горсобрания об отсутствии стадиона и спортплощадки у Таллинской Тынисмяэской реальной гимназии, хотя рядом есть ещё возможность его построить. Но там развернулось жилищное строительство. Отметил, что это – общая для всех школ столицы беда, но сильнее она ощущается в школах с русским языком обучения. Но вот накануне начала учебного года в городской газете «Столица» вице-мэр Вадим Белобровцев, отвечая на вопросы журналиста Йосефа Катса, успокаивает читателей в духе «а в остальном, прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо». Цитирую чиновника: «По большей же части проблемы, стоящие перед столичными школами с русским языком преподавания, на сегодняшний день не сильно отличаются от тех, которые присущи и эстонским школам». Проблему, поднятую в моём письме, он, разумеется, обошёл вниманием. Но что значат загадочные формулировки «по большей части» или «не сильно». Так насколько не сильно, г-н вице-мэр?

Между тем, не отсутствие ли у школьников возможности занять свободное время на спортплощадках под открытым небом и в залах, также приводит к алкоголю, наркотикам, бездельничанью, хулиганству, криминалу?
*
Возвращаясь к трагедии в Хааберсти. Журналисты в соответствии с Кодексом журналистской этики поступили правильно, не указав национальность подозреваемых в убийстве школьников. Для этого согласно Кодексу должен быть общественный интерес. А вот это меня озадачило. Почему нет этого интереса, если с одного раза можно ответить на вопрос о предполагаемой национальности двух таллинских школьников, подозреваемых в лишении жизни человека.

Или в Эстонии нет дискриминации русского и русскоязычного населения, его худшего по сравнению с эстонцами социально-экономического (Бог с ним, в данном случае, с ущемлением гражданских прав) положения, наконец, унизительной для местных русских, но и самой Эстонии, а местами даже садистской, калечащей души учащихся эстонизации русской школы?

Равнодушное отношение к воспитанию русской и русскоязычной молодёжи, прежде всего, со стороны русскоязычного чиновничества и русскоязычных политиков изумляет отсутствием у них инстинкта самосохранения. А что, если на их пути, или их детей, встретятся русские подростки из неблагополучных семей? Но, если повезёт, и они останутся живы, но не перенесут унижения человеческого достоинства, то не повторится ли самый страшный из описанных мною случаев – суицид?

Почему я пишу о русских подростках? Но эстонцы ведь живут, «как никогда хорошо». Это – слова нашего Президента Керсти Кальюлайд, повторившего своего предшественника – американского ставленника Ильвеса.

Димитрий Кленский
Таллин, 31 августа 2019 года

ПОСЛЕСЛОВИЕ. Что может быть первопричиной покалеченной судьбы двух подозреваемых в убийстве юношей? Русскоязычный портал, как и другие русскоязычные СМИ Эстонии, всё чаще удивляют неграмотностью. Вот и в новости rus.postimees.ee, с которой начался наш разговор слово «асоциал» написано через два «с». Это – один из признаков духовной деградации местного русского и русскоязычного жителя, в том числе и в силу реформирования через колено русской школы – её эстонизации. Возможно, начало всему этому было положено ещё в начале 90-х, когда власти обязали нас неправильно писать по-русски столицу Эстонии – через два «н». Если кто найдёт огрехи в моей статье, то это всё из той же оперы.

Стоит прочитать!

Димитрий Кленский: “Есть ли гарантии, что до или после 16 июня не повторится трагедия над Боденским озером?”

Конечно, службы безопасности Кремля призваны гарантировать безопасность главы государства. Но все ли «сюрпризы» Запада учтены?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *