Foto: Madis Veltman

Димитрий Кленский: “Салют в честь террора эстонских карателей-освободителей”

Почитатель Гитлера и махровый русофоб, евродепутат от партии EKRE Яак Мадисон предложил отметить фейерверком освобождение 4 февраля 1919 года русского города Печоры войсками белоэстонской армии.

Свою инициативу он огласил, протестуя против решения Москвы провести в российской столице 22 сентября 2019 года салют в честь 75-летия освобождения Красной Армией (в том числе 8-м Эстонским стрелковым корпусом) Таллина от немецко-фашистских оккупантов. Более того, Мадисон о размечтался о реванше – проведении русофобского салюта «каждый год до тех пор, пока Печоры снова не станут свободными от оккупации».

Объяснить такой эпатаж можно человеческой глупостью и патологической русофобией, к тому же говорит о незнании истории своей страны. Отчасти это можно объяснить и помпезным, уже второй год празднованием столетия Эстонской Республики, становление которой эстонские СМИ и политики представляют, как образец добродетели, которой препятствовали злыдни большевики, коммунисты, короче русские и Россия.

На самом деле первые 20 лет независимой Эстонии отмечены не то, что антидемократическим, а кровавым антикоммунистическим режимом, которому удалось потопить левое движение (тысяч эстонских коммунистов и социал-демократов) в крови. Более того в 30-е годы в Эстонии был совершен государственный переворот и диктатура Президента ЭР Константина Пятса отменила все основные демократические свободы, были запрещены партии. Это – отдельная тема, её в Эстонии рассматривают в основном только историки. Нынешнее поколение ничего не знает о межвоенных «чёрных пятнах» истории, если не сказать о позорном прошлом.

Поэтому в связи с заявлением Яака Мадисона напомню только несколько эпизодов, связанных с причастностью эстонцев к массовым кровавым преступлениям в Печорах и его окрестностях во время Освободительной войны (1918-1920 годы) и Второй мировой войны (1941-1944 годы).

В разгар Освободительной войны, осенью 1919 года в Таллине проходил I съезд профсоюзов Эстонии, представлявший более 40 тысяч организованных рабочих. Из 412 делегатов 379 были коммунисты. Основной вопрос касался прекращения войны, хотя министр внутренних дел социал-демократ Александер Хеллат требовал до съезда, чтобы вопроса о мире не было в повестке дня. Но собравшиеся приняли резолюцию, в которой от правительства потребовали заключить мир с Советской Россией. Сразу после голосования начались аресты на съезде и по всему Таллину. В тот же вечер 106 арестованных были доставлены через Печоры в соседний в Изборск и провокационно направлены на убой в виде «белого десанта» в сторону Красной Армии. Но совершенно случайно подлый план провалился, и арестованные профсоюзные активисты были радушно приняты красноармейцами. Однако 25 самых выдающихся представителей рабочего движения Эстонии были до провокации с «белым десантом» отделены от остальных и 6 сентября без суда тайно убиты. Об этом позорище эстонской демократической власти, убившей эстонцев за их убеждения напоминает памятник, установленный в Таллине недалеко от пруда Шнелли. И стоит он только потому, что надписи говорят о профсоюзниках. Если бы было упомянуто, что большинство из них были коммунисты, то и этот монумент валялся бы сегодня во дворе Орловского музея на Маарьямяги.

Редко, но в эстонских СМИ упоминается ещё одно злодеяние, связанное с отступлением Красной Армии и бегством учреждений Эстляндской трудовой коммуны (было и такое эстонское советское правительство, созданное в Нарве в конце 1918 года) из Тарту в сторону Печор. И объясняется это только тем, что совершили его большевики, а значит, в эстонском сознании – русские. Будучи воинственными атеистами, те садистски убили священнослужителей всех представленных в городе конфессий, в том числе первого епископа Эстонской Православной Церкви Платона. Но их убийцами были «красные комиссары» — эстонцы: Кясперт, Кулль, Рятсепп и Оттер. Понятно, что их имена в СМИ не называются – всё-таки эстонцы.

И, если Мадисону хочется поквитаться, то стоит ему напомнить, что на фронтах гражданской войны в Российской империи наряду с латышскими стрелками воевали шесть эстонских коммунистических полков, успешно отстаивавшие коммунистические идеалы будущего Советского Союза. Кстати, полезно также помнить, что победу Великой Октябрьской социалистической революции обеспечили в первую очередь коммунисты Прибалтики – летом 1917 года в России было 240 тысяч большевиков, из них 80 тысяч – латыши и 40 тысяч – эстонцы! Так что и за «красный террор» в годы Освободительной войны на территории создававшейся в 1919 году независимой Эстонии в ответе далеко не русские и Россия. И потому эстонский салют за освобождение Печор 4 февраля 1919 года вызывает недоумение.

Наконец, трудный разговор о Печорах и Псковской области ожидает эстонских националистов-патриотов, тем более русофобов, если напомнить им преступления против человечности, совершённые во время Второй мировой войны жителями Эстонии, добровольно прислуживавшими немецким оккупантам. Малоизвестно, что под Печорами был создан фильтрационный лагерь для арестованных мирных жителей и советских военнопленных, а немецкая комендатура Пскова была почти полностью укомплектована эстонцами из созданной в первые дни войны прислуживавшей немцам эстонской добровольческой военизированной организации «Омакайтсе». Эстонскому народу рассказывают о жертвах т.н. советской оккупации, но ни слова о том, что у служивших под началом немцев в охранных батальонах десятков тысяч эстонских бойцов «Омакайтсе» – руки по локоть в крови.

Так во славу этих убийц мирного населения Яак Мадисон намерен произвести праздничный салют?

Перед этим посоветовал бы г-ну европарламентарию-арийцу Мадисону ознакомиться с документами. Один из них – «Доклад об итогах учёта ущерба, причинённого немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками на территории Псковской области»
(http://pskoviana.ru/istoriya/istoriya-pskovskoj-oblasti/voennaya-istoriya/119-velikaya-otechestvennaya-vojna/kontslagerya)

Из выводов: «Комиссия считает документально доказанным факт преднамеренного уничтожения на территории Псковской области советских военнопленных. Заключённым… выдавалось от пол-литра до литра жидкого супа – «баланды», сваренной из воды и отбросов овощей… Вечно голодные обитатели лагеря, чтобы избежать смерти, рвали произраставшую во дворе траву, ловили обнаруженных на его территории лягушек. В некоторых лагерях установлены случаи людоедства…».

Доклад сообщает: «В результате кровавого разгула и чудовищного террора по Псковской области за период временной её оккупации немецко-фашистскими захватчиками расстреляно мирных граждан 17189 человек, повешено 132 человека, заживо сожжено 1990 человек, убито бомбами 104 человека, а всего погибло 19.145 человек и, кроме того, подверглось арестам, насилиям и побоям 6.621 человек. По приказу верховного командования германской армии и преступного германского правительства путём голода, истязаний, пыток, расстрелов и нанесения телесных повреждений ударами тяжёлыми тупыми орудиями 355.935 военнопленных советских военнослужащих. Вместе с кровавым террором фашистские захватчики принесли на нашу землю рабство и тяжесть подневольного труда со всеми ужасами фашистского гнёта». К этому причастны и прислужники немцев!
В Докладе много свидетельских показаний. Предлагаю два из них.

«В своём заявлении комиссии доктор И.М. Михайлов рассказывает: «Через две-три недели после занятия Пскова собрали всех мужчин города от 16 до 55 лет, якобы, на работу и отправили их в специально устроенный лагерь под г. Печоры… около 5 тыс. человек жили под открытым небом почти два месяца. С первых же дней были введены расстрелы. Так, мне известно, в числе 20 был расстрелян Козлов Павел Осипович, бывший председателем артели «Кожобъединение». Когда эти мужчины вернулись в Псков, половина из них /стала/ инвалидами, а часть – вскоре скончалась».

Или такое: «В мае 1942 года в посёлок Полна, в распоряжение немецкой комендатуры прибыл взвод тяжёлых пулемётов 37-го эстонского полицейского батальона Александра Пиигли, где принял участие в карательных операциях. Взвод проводил аресты мирного населения, осуществлял охрану арестованных советских граждан, выезжал на операции против партизан, совершал массовые расстрелы советских граждан… 7 ноября 1943 года каратели сожгли деревню дотла. Жителям пришлось зимовать в лесу в шалашах».

Так что Эстонии, если она на самом деле гуманная, христианская страна, надо всячески приветствовать 22 сентября салют в Москве на Поклонной горе в честь Красной Армии, освободившей тех, кто мог бы стать новыми жертвами нацистов и их местных приспешников. Или хотя бы промолчать и уж точно не делать встречные, дискредитирующие Эстонию предложения.

Димитрий Кленский
Таллин, 22 сентября 2019 года

Стоит прочитать!

Димитрий Кленский: “А русофоб слушает, да ест”

Под сурдинку (на фоне антироссийской истерии), в Эстонии участились уже серьёзные репрессии против отдельных представителей русского населения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.