Источник: kremlin.ru

Димитрий Кленский: “Странно: те, кто уничтожает русскую школу Эстонии, зовут Путина в Тарту для защиты языков, культуры и национального самосознания финно-угров в России”

Президент ЭР Керсти Кальюлайд подтвердила приглашение Президенту РФ Владимиру Путину участвовать в VIII Всемирном конгрессе финно-угорских народов, который пройдёт в Тарту в 2020 году.

Многих удивляет такая смелость. Ещё месяц назад российский сенатор Алексей Пушков написал в Твиттере: «Кальюлайд хочет, чтобы Эстония говорила с Россией без посредников. Вопрос – как говорить. Она всюду отстаивает санкции против России и рассуждает об «оккупации», якобы длившейся до 1994. Неясно, зачем России давать Эстонии такой статус. Нам есть, с кем говорить без посредников». Казалось бы, на что рассчитывает Эстония? Но…

Международная политика и межгосударственные отношения не раз удивляли совершенно неожиданными событиями. Кстати, заключение Тартуского (Юрьевского) мирного договора 2 февраля 1920 года между Эстонией и РСФСР, казалось, был невозможен. Однако потребность РФ и ЭР в признании своей государственности оказалось важнее многих непримиримых для сторон противоречий. В итоге Эстония предательски интернировала свою союзницу – угрожавшую молодой советской Республике белую Северо-Западную армию Юденича, а большевики поступились исконными русскими землями и солидной партией золота, закрыв глаза на белый террор, подавление в Нарве социалистической Эстляндской Трудовой Коммуны благодаря и интервенции Великобритании.

Но во многом именно трезвомыслие политиков и прагматизм политики позволяют находить в конфронтации, недоверии и враждебности друг к другу так необходимые компромиссы и взаимоприемлемые соглашения, учитывающие жизненно важные интересы сторон. Такие первые шаги позволяют выходить и на более масштабное – нормализацию межгосударственных отношений.

Каковы же интересы сторон в данном случае? Не напоминает ли нынешняя ситуация чем-то события столетней давности?

Эстония не скрывает, что краеугольным камнем её сотрудничества с Россией является культурное сотрудничество между финно-угорскими народами, которые представлены автономными республиками в составе России. (Заметьте: ни слова о культурном сотрудничестве живущих в Эстонии российских соотечественников с россиянами). Представитель эстонцев в Консультативном Комитете Финно-Угорских Народов, языковед Тыну Сейленталь считает ожидаемый визит Путина в Тарту важным сигналом для проживающих в России финно-угорских народов – значит, «Кремль одобряет их деятельность». (Поражает самонадеянность и глупость, допускающая утверждение, будто сегодня Кремль эти народы не поддерживает).

В ходе весеннего визита Керсти Кальюлайд в Москву она сообщила о желании Эстонии стать непостоянным членом Совета безопасности ООН, то есть просила поддержки России. Также Президент ЭР намекнула, что, несмотря на западные санкции, есть сферы, в которых можно развивать экономическое сотрудничество между странами.

СМИ рассказали, что Президенты двух государств обсудили и вопросы, связанные с «Северным потоком-2». По словам Кальюлайд, эта тема стала предметом длительного обсуждения. Кроме того, президент объяснила намерение Эстонии покинуть российскую энергосистему.
Короче, всё это – в копилку эстонской стороны.

А что в российскую?

Таллин почувствовал, что Россия, войдя в положение маленького соседа, уже не так неотступно стоит на своих претензиях к нему. Например, уже не так категорично требует рассмотрения дела погибшего в Бронзовые ночи 2007 года постоянно проживавшего в Эстонии российского гражданина Дмитрия Ганина. Как бы забыты и упрёки, которые глава Комитета по международным делам Госдумы РФ Константин Косачёв предъявил Эстонии в 2008 году в Ханты-Мансийске, где состоялся очередной финно-угорский конгресс. Тогда участвовавший в его работе бывший эстонский Президент Тоомас Хендрик Ильвес посчитал это клеветой и досрочно покинул Россию.

Согласие Кремля на диалог двух Президентов весной этого года даёт повод предположить, что Россия готова отказаться от ряда претензий к Эстонии ради прорыва пусть, в чём-то и дырявой, искусственной изоляции России коллективным Западом, в том числе Евросоюзом. Это подтверждается и усилившимися контактами представителей властей Таллина с коллегами из Москвы и Санкт-Петербурга, особенно резко – в области культуры. Последнее, в условиях дискриминации русского и русскоязычного населения Эстонии, включая отказ в создании национально-культурной автономии русского меньшинства и целенаправленное уничтожение образования на русском языке, имеет огромнейшее значение для сохранения русской культуры и русского языка в Эстонии. Заслуга в осуществлении культурной «интервенции» во многом принадлежит российскому посольству в Эстонии.

С другой стороны Москва, делая редкие заявления о поддержке «русской школы» в Эстонии, практически беспомощно и равнодушно взирает на то, как в течение последних десяти лет в Эстонии планомерно осуществляется ликвидация основного и гимназического образования на русском языке. Уже объявлено и о постепенном закрытии русскоязычных детсадов. По сути, речь идет о гуманитарном геноциде русских и русскоязычных жителей Эстонии (треть населения страны). Ещё успешнее он проводится в соседней Латвии. Русофобия столь велика, что ни Таллин, ни Рига, делающие ставку на ликвидацию русского языка, как языка обучения, даже не ставят вопроса о глубоком преподавании русского языка, как учебного предмета. То есть речь идёт о насильственной ассимиляции, запрещённой ООН!

Однако о недопустимости откладывать реализацию программы полной эстонизации всех видов образования страны не раз говорила и в этом году Президент ЭР Керсти Кальюлайд. И что настораживает: комментируя свой весенний визит в Москву она отметила, что со стороны России не поднимались вопросы, связанные со статусом русского языка в Эстонии и подобные темы. Она сказала в Кремле, что высокопоставленный чиновник ОБСЕ удовлетворен интеграцией русских в эстонское общество.

Сдаётся, что уступки России эстонской стороне, которая не скрывает своего желания и впредь цивилизационно отдаляться от России, непозволительно велики. Возвращаясь к мнению российского сенатора Алексея Пушкова и возможному приезду в Эстонию Президента РФ Владимира Путина, хочется порекомендовать Москве в порядке обязательного условия нормализации межгосударственных отношений, в том числе ратификации Москвой договора о границе, потребовать сохранения полноценной русской школы в Эстонии.

А пока есть опасность, что приезд Путина в Тарту принесёт пользу, прежде всего, Эстонии и в ущерб местным российским соотечественникам. Если так и произойдёт, то не придётся удивиться и тому, что в Тарту Президенту ЭР Кальюлайд передадут хранящиеся в Гохране России регалии первого Президента Эстонской Республики Константина Пятса, а также эвакуированные после начала Первой мировой войны культурные ценности Тартуского университета, которые хранятся в Воронеже.

Это стало бы игрой в одни ворота.

Димитрий Кленский
Таллин, 15 октября 2019 года

Стоит прочитать!

Игорь Лесев: “Как у Зеленского украли победу”

Компашка Зе создала свой волшебный мир, в котором нет места не то, чтобы альтернативным ветрам, а просто какому-то сомнению, что может быть что-то иначе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *