Илья Масляков: “Сталинград”

Несколько лет назад у меня был любопытный случай в Хорватии. После трёхдневного автомобильного путешествия из Эстонии, с остановками в Варшаве, Братиславе и Мариборе, я с семьёй, супругой и двумя сыновьями, тогда ещё школьниками, приехали в Пулу, уставшими, но довольными, где и заселились в отель на берегу моря.

В первую ночь, после дальней дороги, мы были словно пришибленными пыльным мешком, и думали быстро уснём. Но не тут-то было, в соседнем номере пьянствовали немцы, мужчина и женщина, лет 40-45. Ну мы поворочались, побухтели и всё-таки усталость нас сморила.

На вторую ночь гулянка продолжалась. Мы решили просто устроить себе ночную прогулку у моря под луной , и вернулись за-полночь, но немцы все пили. Днём они нам не мешали т. к. мы либо катались по окрестностям, либо валялись на скалах и купались, либо были в Пуле, где пробовали местную кухню.

Но вечером третьего дня, немцы всё никак не могли успокоиться. Балконы наших номеров разделялись вертикальными трубами, между которыми вполне пролезала моя рука. Я постучал по трубе, и на балкон вышла неопрятная, но с наглым недовольным взглядом, фрау. Я с немецким знаком мало, только в пределах советского военного кино, и заговорив по-английски, сказал, чтобы позвала хазбента. Через пару минут послышались вопли и на балкон вышел крепкий, выпивший бюргер, в шортах и майке.

Я собрав все свои знания в кулак, пояснил немцу, что мы с семьёй уже третью ночь не можем нормально выспаться. На что немец издевательски усмехнувшись, ответил: “НИХТ ФЕРШТЕЙН“. Я ещё сильнее напряг мозговые извилины и снова объяснил соседу, что мы приехали из далека, устали, у меня двое детей, все хотят спать… На что немец, который явно, в школе учил не только родной язык, снова прорычал: ” НИХТ ФЕРШТЕЙН”.

В другой ситуации, я бы наверное плюнул и развернувшись ушёл в номер. Но то, что я впервые за 25 лет прошедших после окончания института заговорил по английски, видимо, меня слегка возбудило. Сам не пойму, как меня угораздило, но я проворно нырнул к трубам разделяющим наши балконы, просунул руку между металлом и схватив немца пальцами за ноздри притянул к себе, вторую руку я так же просунул, между следующей парой труб, и сделал простую вещь – хлопнул двумя пальцами по глазам этого геноссе, на некоторое время лишив его зрения, и ориентации в пространстве, и при этомв сердцах заорал : “А , Сталинград, ты ферштейн?”

Немец, слово Сталинград, видимо, знал. Думаю, они все по рассказам дедушек и прадедушек, это слово просто впитали в свои немецкие мозги. Он тут же протрезвел, убежал в комнату, и наступила гробовая тишина… Я был на взводе и подумав, что немец, сейчас вызовет полицию и заявит, что его обидели, решил позвонить на рисепшн, и предупредить, что сосед мне третью ночь мешает отдыхать, и я его принудил к покою. Прекрасный женский голос, с лёгким балканским акцентом, сказал мне “спасибо”, т. к. на моего немецкого соседа жаловались многие, но с ним самим говорить не рисковали.

Это была первая ночь, когда мы прекрасно выспались. А на утро немец со своей подругой съехали, видимо ещё и потому, что в этом же отеле поселился и мой двоюродный брат с семьёй и его приятель , так же с женой, которые приехали на три дня позже нас, загуляв по дороге по красивым альпийским пастбищам. Когда появляются русские, немцы уходят. Сталинград немцам давать забывать нельзя, они тогда просто дуреют, от вседозволенности.

Стоит прочитать!

Илья Масляков: “Если друг оказался вдруг…”

Время - август, сбор урожая. Крестьяне и работяги на поле и на заводе. Ночами беснуются только молодые и маргиналы. Всё классно, весело, можно почувствовать себя борцом, Че Геварой, и вершителем истории. Но о завтрашнем дне эти молодые люди не думают, не думают о том, что предприятия будут закрывать т. к. сбывать кроме России товары некуда. Придётся торговать землёй, пускать в страну интервентов. Польша давно точит когти на западные земли Белоруссии. Что будет завтра ???

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *